Записи с темой: зойка и жнец (список заголовков)
02:03 

lock Доступ к записи ограничен

Текст не закончен.

URL
01:45 

lock Доступ к записи ограничен

Текст не закончен.

URL
23:04 

Дурная кровь

Они жили вдоль русла широкой горной реки. В маленьких, ничем не примечательных домишках, похожих один на другой как два глаза. Или уха. Про "две капли воды" жители невзрачной прибрежной деревеньки никогда не упоминали. Это считалось дурной приметой.
Что до берега, то он, по большей части, представлял собой неровное скопление громадных валунов, меж которых то тут, то там пробивались пучки травы: ярко-изумрудной ранней весной и пожухлой — жарким летом, которое в тех краях длилось по девять месяцев в году. В наиболее глубоких расселинах росли кустарники дикой малины, с неимоверно колючими ветками. Одно неосторожное движение — и острые шипы тотчас же впиваются в кожу. Если подумать — не самое приятное ощущение. Однако местных девчонок и мальчишек перспектива выковыривания колючек из собственной плоти ничуть не останавливала. Они могли целыми днями лазать в поисках сладких ягод, возвращаясь домой лишь поздними вечерами. С ног до головы вымазанные черной маслянистой грязью, ободранные, но счастливые.
Зойка могла лишь наблюдать их увлекательные занятия, сидя на крыльце своего дома. Играть с остальными ребятами ее не пускали. Нельзя сказать, чтобы это сильно расстраивало Зойку. Скорее, удивляло.
«Почему мне нельзя общаться с ними?» — время от времени, спрашивала она дядю Гейла.
«Вы слишком разные» — спокойно отвечал ей дядя. Одной и той же, неизменной фразой. Изредка он тихо прибавлял что-то вроде: «дурная кровь — дурная молва». Но произносил это с таким удивительным равнодушием, что Зойка вконец запуталась и давно потеряла надежду выяснить: чью же, все-таки, кровь ее дядя считает дурной.
Однако, не могла не признать, что тот во многом был прав: в сравнении с остальными - худыми, жилистыми и загорелыми ребятами, она выглядела довольно бледенькой, даже больной. Их волосы были растрепанные и выгоревшие, запутанные колтунами, которые особо ярые модники дополнительно скручивали пальцами, формируя продолговатые "колбаски". В основном прически украшались обрывками старых лент и сушеными ягодами. Носить вплетеные цветы и колосья считалось особой привилегией, этого были достойны только старшие.
Волосы Зойки напротив, были иссиня-черными, неизменно заплетенные в две толстые косы. Украшать себя листьями и ягодами ей не позволяли. Так же, как и не позволяли носить на шее россыпь самодельных амулетов. Их тоже делали те ребята: из обломков бутылочного стекла, ракушек, плетеных кожаных шнурков, семян и прочих удивительных ингредиентов. Особую ценность представляли половинки раковин, целые экземпляры которых можно было достать лишь со дна реки. Несмотря на то, что берег, обычно, был усеян ракушечными осколками, желающих довольствоваться ими было немного. Поэтому старших часто просили нырнуть и вытащить из реки несколько штук на браслет или бусы. Те охотно соглашались, правда, предварительно попугав малышей жуткими историями о русалках и голодных водяных. Так что во время добычи мелюзга сидела на берегу и наблюдала, благоговейно затаив дыхание.
Зойка видела все это. И охоту за ракушками, и сделанные затем из них украшения. Иногда до крыльца долетали даже обрывки разговоров. Так Зойка узнала, что создание защитного талисмана — лишь полдела. Его еще нужно наделить магической силой. Как протекает данное мероприятие, правда, понятия не имела, так как своими глазами не видела ни одного из них. Вполне возможно, обряды проводились ночью, когда она — Зойка — уже спала.
Когда становилось скучно просто наблюдать, Зойка принималась фантазировать. Будто она тоже там, среди них, незримая и неосязаемая, быстрая как ветер. Такая же босая, покрытая грязью (а, может, еще грязнее!). С кровяными корочами на коленках и цветами вереска в распущенных волосах. Она была в двух местах одновременно. Слышала и видела вдвое больше, вдвое больше была внимательна. Ее амулеты всегда оказывались самыми сильными, а еще она сама доставала ракушки со дна — единственная девчонка.
Но это были лишь мечты. Запрет на игры со сверстниками продолжал действовать.

@музыка: The End (Licia Missori)

@темы: Зойка и Жнец, welcome to my worlds

20:32 

Виноградные духи

«Расскажи мне что-нибудь» - попросила Зойка. Жнец бросил на нее мимолетный взгляд и с сомнением покачал головой: девочка выглядела сильно уставшей. Она, то и дело, терла глаза и клевала носом, рискуя угодить им в горячий чай. По крайней мере, Жнец утверждал, что это был чай. На деле же, странный отвар, источающий терпкий аромат можжевеловой хвои, сушеной вишни и цветков багульника, не был похож ни на один из известных миру чайных сортов и травяных смесей. Сама же Зойка чай пробовала всего пару раз в жизни, и обе пары раз он ей жутко не понравился.
«Расскажи какую-нибудь историю» - она отхлебнула из чашки. Горячая пряная жидкость несильно обожгла горло, по телу разлилось приятное тепло. Глаза Зойки начали слипаться еще сильнее. — «Про серебряного человека, что умеет говорить с камнями. Про виноградных духов. Помнишь, ты мне обещал? Или про хлебный народец, что прячется зимой под снегом. Про... про дерево, что стоит на краю миров и плачет кровью. Про ореховую скорлупку, под которой коротает свои дни одинокий лепрекон...»
«Кажется, ты знаешь эти истории лучше меня» - Жнец, в свою очередь, отпил чай и не без удовольствия ощутил расслабляющее действие напитка. Ноющие мышцы, словно бы, обернули в хорошо нагретое пуховое одеяло. Единственное, чего ему сейчас хотелось — крепко заснуть под колыбельную потрескивающих в очаге поленьев. Но Зойка ждала. Она умела ждать. Просто возмутительное терпение для девятилетней девочки. Жнец это знал. Именно поэтому, отставив свою чашку, принялся за рассказ обещанной истории:
«Виноградные духи очень похожи на маленьких детей, - неторопливо начал он. Порой, сходство столь велико, что, помимо крошечного роста, единственным отличием духа от человеческого ребенка является сильный запах винограда. Сладкого, вызревшего на солнце. Из которого, обычно, деревенские жители варят сироп на зиму.
Виноградные духи живут в самых крупных и сочных ягодах кисти. По ночам каждый из них покидает виноградину, чтобы у подножия лоз петь свои дивные песни. Виноградные духи очень любят петь, но их язык настолько непривычен для людского уха, а тембр голоса такой необычный, что, зачастую, песни духов принимают за стрекотание сверчков.
Напевшись вдоволь за ночь, с первыми лучами солнца духи вновь забираются в уютные виноградины. Спят они очень крепко и не видят снов.
Нечаянно оказавшись в жилище человека, духи пугаются. Они стремительно взлетают вверх, быстро-быстро перебирая своими маленькими ножками. Там садятся на притолку и сидят тихо-тихо, ожидая, когда откроют окно. Их ладошки и подошвы ног, выпачканные соком ягод оставляют повсюду липкие следы.
Едва окно оказывается открытым, духи покидают людей. Хотя за все время совместного существования не было известно случаев, когда виноградный дух погиб по вине человека, обитатели гроздей не горят желанием более близкого знакомства. По-видимому страх перед человеческой расой передался духам от представителей других народов.
Сбежавшие из "плена" духи спешат вернуться к своим родным лозам, чтобы вновь забраться в самые крупные виноградины и уснуть...»
Что касается Зойки, то она уже давно крепко спала, смешно выпятив нижнюю губу. Жнец заметил это и прервал свою речь. Не вставая, он протянул руку, снял со спинки стоящего неподалеку колченого стула покрывало, чтобы накинуть его на девочку.
Огонь в камине все еще горел.

@темы: Зойка и Жнец, welcome to my worlds

19:26 

Глиняные фигурки

«Чиркни спичкой. Сильнее!
Получилось? Отлично! Нет-нет, пока ничего не трогай. Просто наблюдай».
...попеременно, то встрепенувшись, то опадая, языки пламени методично лижут шероховатые камни каминной ниши. Комната маленькая - воздух совсем скоро наполняется густым ароматом высушенной древесины и трав...
«Чувствуешь этот запах? Он тебе нравится? Подумай над этим. Нет, не сейчас. У нас есть дела поважнее...» - опустившись на колени, Жнец извлек из груды раскаленных углей три фигурки. По сути - запеченные комки красной глины, обтекаемые со всех сторон и приплюснутые. Но грубо вырезанные на их поверхностях лица говорили о том, что это именно фигурки - дело рук человеческих. Взрослая женщина, старик и младенец.
«Наверняка, они хранились в одной семье, передаваясь из поколения в поколение. Ежегодно, в день осеннего равноденствия их помещали в горящий камин, а когда тот гас, фигурки вынимались из углей и укладывались в резную шкатулку, устланную соломой и мягким сизым мхом. В ноги каждой из фигурок клалась можжевеловая веточка, а на грудь ставилась капелька смолы. В те времена верили, что это поможет им сохранить накопленное тепло. Таким образом фигурки коротали свои деньки до следующего равноденствия. Пленники-идолы, единственный и неизменный удел которых - тесно прижавшись друг к другу, лежать в темноте, дожидаясь нового ритуала, - Жнец рассмеялся. Его смех прозвучал неуместно в этой крошечной полутемной комнатушке, единственными источниками света которой служили пылавшее пламя в очаге и пара окошек с мутными стеклами. Встав с колен, он отряхнул руки. - Я бы не хотел оказаться на их месте».

@музыка: Carol of the bells (Peter Hollens)

@темы: welcome to my worlds, Зойка и Жнец

Pumpkin house

главная